Крест Христов

Сегодня Святая Православная Церковь предлагает верующим для поклонения Честной и Животворящий Крест Господень – то орудие, на котором совершилось наше спасение. И всегда хочется задать вопрос: почему наше спасение было для Бога таким сложным, сопряженным с таким страданием? Если взглянуть на начало Книги Бытия, где описано сотворение человека, то мы увидим всего лишь одну строку: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт 1:27). А потом произошло грехопадение, и дальше вся эта огромная святая книга посвящена лишь одной проблеме – как Бог человека спасал, и эта история спасения была чрезвычайно сложной и болезненной не только для человека, но, как ни странно, и для Бога, закончившись Его добровольной жертвой – распятием на Кресте. Почему так просто было сотворить, и так сложно – спасти?Представители нехристианских религий говорят: «Это неправда. Бог всемогущ, и для Него нет ничего сложного. Он не распинался на кресте. Это соблазн, безумие». Неужели мы веруем в юродство: одновременно признаем Бога всемогущим, и одновременно указываем на трудность спасения человека даже для Него? Все дело в том, что спасение человека зависит не только от Бога, но и от самого человека. Союз любви, который призван объединять Бога и человека, не может созидаться только одним Богом, необходимо участие и человека также.

Этот союз, едва только успев возникнуть на заре человечества, был разрушен непослушанием Адама. Если мы пристально вглядимся в Адама, в его внутренний мир, то увидим, что он скорее всего не имел в себе любви к Богу изначально. Об этом свидетельствует его ответ Богу после грехопадения: «Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел» (Быт 3:12). Адам предпочел обвинить Бога и ближнего в своем проступке, но не себя. Однако не следует думать, что Адам был сотворен несовершенным. Просто он еще не знал, что такое любовь, и что значит – любить. Невозможно было сразу сотворить человека любящим, потому что любовь свободна. Любовь есть жертва, актом свободной воли приносимая ради любимого, и Адам еще не умел этого делать, не имел примера.

Представьте себе, что вас за какие-то злодеяния приговорили к смертной казни, и вы в смятении и томлении ожидаете своего часа. Но вдруг находится человек, который не из-за каких-то корыстных целей, но просто из жалости к вам решает освободить вас от вашей участи и принять смерть за вас. Что изменится в вашем внутреннем мире после этого? Если вы хорошо себе это представите, то сможете почувствовать, как что-то всколыхнулось в вашем сердце, как оно наполнилось каким-то доселе вам незнакомым чувством любви к этому человеку. Более того, вам захочется более любить других людей и даже совершить что-либо подобное ради другого человека.

Мы видим, как любовь рождается в ответ на любовь. Поэтому когда человек удалился от Бога, Бог на Кресте явил человеку всю безмерную глубину Своей любви к нему. Он как-бы говорит нам с Креста: «Посмотрите, насколько Я люблю вас, вернитесь ко мне. Возлюбите Меня и ближних своих также, как Я возлюбил вас». Высший смысл Крестной Жертвы – откровение любви Божией человеческому роду. Все остальное, что совершилось на Кресте, Бог мог бы совершить и проще. Но явить нам Свою любовь Он мог только так – страдая, умирая, полагая душу Свою за нас. Можно сказать, что если бы не было страданий Спасителя, мы никогда бы не узнали, насколько в действительности Бог нас любит. “Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою…” (1 Иоан. 3, 16), – пишет святой апостол Иоанн Богослов. И не просто за “нас”, как за некую общую людскую массу, но за каждого из нас. Каждый из нас, взирая на Святой Крест, имеет право сказать: вот насколько Бог меня любит.

Что же нам тогда делать, дорогие братия и сестры? “…мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее” (1 Иоан. 4, 16), – говорит святой апостол Иоанн Богослов, – “будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас” (1 Иоан. 4, 19). Поэтому я желаю вам, что бы вы, когда прикасаетесь к Честному и Животворящему Древу Креста Господня, думали о том, насколько Бог нас любит. Аминь.